Новости

15 Июня

Интеграция под откос: в Латвии увеличиваются риски "флойдизма"

РИГА, 15 июн – Spunik, Андрей Татарчук. Правящая коалиция Латвии ведет осознанную политику дезинтеграции общества, закладывая мину социальных и национальных конфликтов в будущее республики. Мы видим, к чему приводит разделение населения по расовому признаку на два сорта, когда пожары и погромы сегодня охватывают даже государство мирового лидерства. О деструктивности латвийской национальной политики и рисках маргинализации более трети населения Sputnik говорит председатель общественной организации Prāta spēks Игорь Кузьмук.

Prāta spēks ("Сила разума") концентрируется на преподавании латышского языка для неграждан и иностранцев, живущих в Латвии, – русских, украинцев, белорусов, жителей Западной Европы и стран Азии. Сегодня процесс натурализации в стране практически остановился: около 220 тысяч жителей, большинство из которых прибыли в Латвийскую ССР после 1944 года или родились здесь до 1991 года, отвергают возможность получения гражданских паспортов.

Не статусно, не интересно, не нужно: тупик натурализации

Неграждане (латыш. nepilsoņi) – особый юридический статус, предоставленный Латвийской Республикой бывшим гражданам СССР, проживавшим по состоянию на 1 июля 1992 года в Латвии и не имеющим гражданства никакой другой страны, а также их потомкам, в том числе родившимся в Латвии в период с октября 1944 года до лета 1992 года. В 1993 году больше всего неграждан было среди украинцев – 93,7%. За ними идут белорусы (79,9%) и русские (60,9%). С годами ситуация мало изменилась: каждый третий русский в Латвии, каждый второй белорус и украинец – неграждане.

Проблема оказалась неразрешимой ни на уровне республики, ни на уровне Евросоюза – к слову, например, в Германии интеграция беженцев волны последних пяти лет из стран Азии, Африки и Ближнего Востока ведется более успешно. Представители национальных партий в структурах ЕС отстаивают позицию государственного мейнстрима, что латвийские неграждане, в том числе родившиеся в Латвии в советское время, юридически такие же беженцы, как жители Сирии и Ирака, уехавшие из своих стран в Европу после казней Каддафи и Хусейна из-за бедности и войн. Латвия получает европейское финансирование на интеграцию русских, украинцев, белорусов, но нужно признать, что латвийские гражданство так и не стало престижным.

Существующая модель натурализации (некоторые эксперты называют это ассимиляцией) за почти 30 лет, прошедших с момента восстановления независимости республики, не привела к созданию гомогенного  общества. И это не проблема сотен тысяч неграждан-латвийцев, это проблема политиков правящей (изменявшейся всегда только косметически) коалиции. Политики не доказали населению плюсы латышизации и включения в латышскую Латвию для все тех же апатридов, преимущественно славянского происхождения. Программа натурализации де-юре не закрыта, что позволяет чиновникам осваивать значительное финансирование, но обложка паспорта не формирует патриотизм. Неграждане Латвии – не инертная часть населения, просто латвийское гражданство, увы, не стало в их глазах статусным.

Можно сказать, что неграждане – ценный "ресурс" Латвии: они платят налоги, работают, в том числе на менее доходных позициях, но не имеют многих базовых гражданских прав, не голосуют и не избираются. Этот многолетний раскол общества в общем-то выгоден правым латышским националистам. Стоит признать, что макроэкономика и политика Латвии во многом и развиваются благодаря таким Семенам Семеновичам, для которых "история успеха Латвии" не очевидна. Ситуация искусственная и абсурдная – такого нет ни в одной стране мира, и правящие политики не стремятся что-то улучшить.

Утопия национала

За время существования организации Prāta spēks около 20 тысяч неграждан и иностранцев освоили латышский язык на бесплатных языковых курсах, многие прошли натурализацию добровольно. Глава этой организации Игорь Кузьмук, депутат последних трех созывов Рижской думы убежден, что общие жизненные ценности могут формировать успех Латвии. А политика жесткой ассимиляции, вообще попытки ассимилировать русских, украинцев и представителей других славянских народов, живущих в Латвии, деструктивна.

"Разницу в этносах определяют прошлое, культурные корни, традиции – например, в латышской лютеранской традиции люди веками жили обособленно, это хуторская традиция. Русские, православные, жили в крупных общинах, в деревнях – и в тех селах, которые веками находились на территории будущей Латвии. Эти социокультурные различия стоит учитывать, говоря об общественной интеграции. Это разные уклады жизни. Ну, например, разве можно огурец вырастить в теплице с помидорами, положить на стол и подать как помидор, убедив в этом все общество?

Те национальные реформы, которые происходят сейчас при правительстве Кариньша и президента Левитса, являются очень опасными для всего общества. Невозможно переформатировать социум из многонационального в моноэтнический насильно, закрыв школы и телевизионные программы на "нелатышском" языке – что еще более опасно, это увеличивает риски маргинализации общества", - говорит наш собеседник.

Заявление премьера Кришьяниса Кариньша, назвавшего задачу нынешнего истеблишмента, – вырастить из сегодняшних детей русских латышей, он назвал педагогической утопией национала.

"Как педагог отмечу: личность любого человека на 75-80% формируется в возрасте до 4-5 лет, и преимущественно в родной семье. И потом только за всю свою жизнь человек добирает 20-25% черт личности – дети русских в русских семьях будут русскими, как дети латышей – латышами. Как известно, вскоре в Латвии все садики переводят на латышский, и это калечит малышей. Это запомнят их родители. Разве это дальновидно? Кому нужен оскорбленный сосед? А если оскорблено под 40% населения страны? Насилие в форме дискриминационных законов только озлобляет, отчуждает. Если премьер-министр заявляет русским или белорусским родителям, что задача – сделать из их детей латышей, это, извините, что? Путь к маргинализации", - констатировал Кузьмук.

Маргинализация – явление наднациональное, надгосударственное, и это не только нищие на улицах и люди, пытающиеся выжить, доставая из мусорных баков пустые бутылки. Мы видим сами, к чему привела расовая сегрегация в США – стране, служившей примером успеха для Латвии и почти всего мира, а там всего 12,7% афроамерканского населения – почти как неграждан в Латвии. Отделение части населения от иных этнических групп создало хаос, последствия которого еще долгое время будут раскачивать и ослаблять Америку. Конкуренция между двумя партиями, "ослами" и "слонами", перед выборами президента в ноябре – это вторично.

Минное поле сегрегации и моноэтнификации

"Исторически, к счастью, у нас спокойное мирное общество – раскачать латвийских русских, как и латышей, на погромы, сложно и невозможно, за океаном получилось проще. Мы видим, какие отвратительные последствия создает расовая и этническая сегрегация. Национальные общины могут существовать только на условии компромиссов и взаимоуважения, иначе общество рискует взорваться. Политикам, заявляющим, что "мы хотим и продолжаем строить Латвию для латышей", надо учесть, что такое – невозможно. Пусть такая утопия, может, приятна их ушам, жить в сказке нельзя", - говорит Кузьмук.

Он считает ошибочным и решение о прекращении новостной ретрансляции на телеканале ПБК, НТВ, а также решение о прекращении работы русской новостной службы LTV7 с начала 2021 года. Часть латвийского населения, таким образом, пытаются вытолкнуть из актуального для них и привычного информационного пространства. "Что это? Пора называть вещи своими именами: главная проблема - национализм останавливаться не умеет, он, как вирус, инфицирует и убивает все общество, в котором появился. Чем заканчивались попытки поставить одну нацию выше других, Европе прекрасно известно. Неужели эта "наука" прошла зря и все повторится?" - говорит Кузьмук.

Он отметил, что скоро в Латвии будет построена сверхскоростная интернет-сеть 5G, будет покрытие по всей стране, а кабельное телевидение вообще маловажно. Шестидесятилетние жители вряд ли будут натурализоваться, но их поколение уже хорошо владеет интернетом. Без потока латвийского информационного вещания на русском, часть населения станет потреблять уже только российские, московские программы, а часть жителей останется без информации – и это тоже путь, ведущий к маргинализации и дальнейшей сегрегации.

"Можно ли вообще в современном мире построить "железный занавес", вроде того, которым в СССР коммунисты пытались отрезаться от западного мира? Нет, утопия. К сожалению, вместо того, чтобы искать и находить возможности интеграции в Латвии, правящая коалиция ведет дезинтеграцию общества. Объективно говоря, никто не хочет жить в плохой, враждебной стране – надо относиться к соседу по-человечески, это достаточно просто, и он ответит тебе такой же дружбой и уважением. Русские, как поляки и белорусы бывшей Ливонии и Витебской губернии, что теперь Латгалия, здесь жили веками и никуда не уедут, не поменяют национальность. Нет у Латвии никакой другой дороги, кроме компромиссов и межнациональной модели развития", - заключил Кузьмук.

Lv.sputniknews.ru, 15 июня 2020 года, Андрей Татарчук 

Другие новости

  • 27 Августа

    Игорь Кузьмук: "Зачем правящие еще больше раскалывают латвийское общество?"

  • 27 Августа

    Игорь Кузьмук: про белорусский гамбит

    События в соседней стране затмили даже внеочередные выборы в Рижскую думу! Латвия, Литва, Эстония и Польша наиболее активно высказывается по ситуации в Белоруссии. На днях у памятника Свободы состоялась акция в память о знаменитом «Балтийском пути», на которой основное внимание тоже было уделено происходящему в Белоруссии. Как позицию официальной Риги оценивают два общественных активиста — лидер организации «Сила разума» (PrAta spEks) Игорь Кузьмук и директор Института будущего Латвии Нормундс Гростиньш? 

  • 24 Августа

    Игорь Кузьмук: участие в выборах – это не просто право, это – долг

    30 лет с момента восстановления независимости Латвии — это хороший повод, чтобы проанализировать ситуацию в стране. По мнению политика и общественного деятеля Игоря Кузьмука, страна скатывается в стагнацию и причины этому три – непродуманность выборной системы, разрозненность общества и, как следствие, «политическая усталость» населения.